РЕДАКЦИЯ

Информационный портал "Oglaskaspb.com" создан для информирования российского бизнес-сообщества. Мы можем придать широкой огласке Вашу частную историю в тех случаях, когда по каким-то причинам это не смогут сделать другие издания.

Мы привлечём к Вашей проблеме внимание журналистов и чиновников, что заставит Ваших оппонентов действовать в рамках правового поля.

Вы всегда можете обратиться к нам по электронной почте oglaskaspb12@gmail.com

 

НАШИ ГЕРОИ
ВСЕГДА С ВАМИ

«Красный бор» пытаются спасти в очередной раз

В Ленобласти прошли общественные слушания по проекту очистки полигона опасных отходов "Красный бор". Экологи не в восторге, но боятся сорвать проект.

 

Пресс-досье:

В Доме культуры поселения Никольское 15 сентября прошли общественные слушания по проекту очистных сооружений на полигоне "Красный Бор". Людей собралось немного, человек 70, однако и этого хватило, чтобы несколько раз поставить разработчиков в неловкое положение. То, что не объяснили опечатками, обещали изучить в течение месяца. Главный вывод такой: за полмиллиарда рублей на полигоне построят установку, которая будет очищать отходы из токсичных карт и частично сваливать их обратно. Проект надо довести до ума, но и этого не достаточно. Для начала хорошо бы получить лицензию у тех ведомств, которые однажды уже с шумом ее забрали.

«Общественные слушания считаю открытыми», – поделился с присутствующими своим внутренним ощущением замглавы администрации Тосненского района Игорь Цай и начал вызывать к микрофону одного спикера за другим. Представитель городского комитета по природопользованию Иван Тесленко напомнил присутствующим, что проблема Красного Бора давно вышла за пределы Петербурга, Северо-Запада и России, а решить ее — международное обязательство нашей страны.

Дав жителям Никольского почувствовать свою принадлежность к общемировой судьбе, чиновник передал слово замгендиректора полигона Андрею Горькому. Тот выступал поживее и, являясь авторитетным ученым, старался быть понятнее народу. Рассказал, что полигон лежит на мощном слое кембрийских глин, похожих на «детский пластилин». По его словам, 30 лет назад выяснилось, что они могут удерживать в себе отходы в течение почти тысячи лет (надо думать, времени на полноценный эксперимент не было). Признал, что нынешние очистные сооружения не отвечают всем необходимым требованиями — в частности, в отношении фенола и формальдегидов. Показал серию обнадеживающих фото из разряда «было/стало». Обрисовал общую цель: ликвидировать жидкие отходы в открытых картах полигона, а старые рекультивировать повторно и экранировать сверху. При этом неожиданно напомнил, что живем мы практически в «предвоенное время» (видимо, на режимном объекте другого и не бывает), а отчет о многочисленных совещаниях по поводу судьбы Красного Бора проиллюстрировал репродукцией «Совета в Филях» и фотоснимком колхозного голосования довоенного времени. Напоследок похвастался тем, что у полигона появился свой сайт.

Собравшиеся слушали благосклонно, но без энтузиазма. Все знали, что самое интересное начнется, кода представят технологию. Была известна заранее и главная интрига. «Фонтанка» уже писала о том, что выложенный для рассмотрения в середине августа проект рисовал апокалиптический сценарий. В результате очистки должно было образовываться по 18,5 тысячи тонн отходов самого высокого класса опасности в год, в 20 раз больше, чем дают город и область. Такие цифры стали неожиданностью для всех, включая руководство комитета по природопользованию. По данным «Фонтанки», чиновники имели насыщенный разговор с руководством компании "РАОПроект", которая и разрабатывала документацию. После этого было объявлено о допущенных опечатках, а компания разослала письмо, где сообщила, что класс опасности следует считать не первым, а четвертым.

Директор "РАОПроект" Александр Собко и представитель поставщика оборудования "Полихим" на пару обрисовали систему. Смета — 488,5 млн рублей, из них 332 млн — оборудование, 97 млн — стройка. За 2018-2020 годы на полигоне должны появиться здание канализационных очистных сооружений, резервуар-отстойник на 240 кубометров, четыре насосные и одна трансформаторная станция, здание биологической и физико-химической очистки стоков. Очистка пойдет по четырем линиям: внутренний канал, обводной канал, и две самые «страшные» карты полигона — 64 и 68 (вообще-то всего открытых 5). Мощность линий — 20,30,10 и 5 кубических метров в час соответственно. 68-ю карту рекультивируют за 4 года, 64-ю — за 13 лет. К концу этого периода в каждой останется лишь небольшой слой концентрированного осадка примерно в метр. Как разбираться потом с ним, никто еще не думал.

Одной технологией всю отраву из карт не выгнать, собрана целая цепочка. На стадии анодного окисления убирается вся органика. Затем идет этап флотации — проще говоря, за счет насыщения кислородом загрязняющие вещества оказываются на поверхности и удаляются. Потом следуют фильтры с азотосодержащими углями, обратный осмос (смесь прогоняют через мембрану), еще один доотжим, контрольные фильтры и после этого сброс очищенной воды на ландшафт. Разработчики показали несколько фотографий, где в бутылках из-под минеральной воды в линейку выставили смесь на разных этапах очистки. Некоторые бутылки из темного пластика, оценить поступательные изменения сложно, но на выходе неизменно чистая вода. Это подтвердила экспертиза Центра лабораторного анализа и техизмерений по СЗФО.

Собравшихся, впрочем, больше интересовало не то, что сбросят опосредованно в Неву, заключению лаборатории они в основном доверяют. Вопрос, скорее, в остатках. О допущенной опечатке в первоначальном варианте проекта разработчики напомнили с самого начала. Ориентироваться на их письмо тоже нельзя. «Фонтанке» пояснили, что 18,4 тысячи тонн жидкого отхода осмоса в год будут относиться к четвертому классу (малоопасные), 665 тонн обезвоженного осадка — к третьему (умеренно опасные). Система такая: в год с полигона будут брать по 273 тысячи кубометров смеси, очищать описанным выше способом, 252 тысячи кубов получившейся воды сбрасывать, а оставшиеся пресловутые отходы (всего около 21 тысячи тонн) отправлять обратно в 64 карту.

Красноборский и тельмановский муниципальные депутаты Ольга Еремина и Юрий Кваша в унисон раскритиковали это решение и спросили, уж не вечный ли двигатель изобретают в "РАОПроекте", доставая из карты отходы и сливая их туда же. Разработчики утверждают, что таким образом будут снижать уровень в картах. Однако из их же документации видно, что из 64-й будут доставать по 42 тысячи кубов в год, а сгружать обратно — 21 тысячу, что вызывает вопросы к эффективности и скорости работ. При этом, по мнению экологов, класс уже не важен. «Можно слить отходы 4-го класса во второй, который, согласно техрегламенту, содержится в карте, и все это сразу превратится во второй класс, – говорит председатель инициативной группы по экобезопасности Петербурга и Ленобласти Виктория Маркова. – В этом нет никакого смысла. В таком виде проект направлен на то, чтобы растянуть очистку на как можно более долгий срок».

Круговорот отравы на полигоне чреват еще одной проблемой. Как известно, сейчас у "Красного Бора" нет лицензии. Получать какую-то все равно придется. Если бы остатки после очистки не захоранивали здесь же, а вывозили, это была бы лицензия на обезвреживание. При нынешнем проекте нужна еще и на размещение. «Это значит, что надо будет сделать и согласовать в Ростехнадзоре декларацию безопасности ГТС вместо отозванной старой. Сделать новое санитарно-эпидемиологическое заключение в Роспотребнадзоре вместо истекшего, – говорит Маркова. – Да и не верю я, что им дадут лицензию на размещение. Не для этого Росприроднадзор судился с ними 3 года. Получить на обезвреживание более реально, а не корректировать проект – значит поставить его под угрозу».

Вопрос о санитарно-защитной зоне (СЗЗ) подняла глава Никольского городского поселения Вера Юсина. Оно и понятно. Согласно заключению Госсанэпиднадзора еще от 2003 года зона составляет 3 км. При этом в ее границах, в нарушение СаНПиН, находится Никольское, часть поселка Красный Бор, деревни Мишкино, Поркузи, Феклистово. "РАОПроект" в документации указывает СЗЗ в 1 км и ссылается на проект обоснования такой зоны, разработанный еще в 2009 году. Вот только проект этот успел с тех пор получить отрицательное заключение экспертизы. Так что из какой именно зоны исходить строителям, не ясно.

К проекту возникло еще много вопросов. Выяснилось, что опечатка в отношении класса отходов – не единственная. В недрах документации затерялось еще и ошибочно внесенное превышение предельно допустимых норм по бензопирену, а силурийский период назван «сирийским» (зато стало понятно, к чему здесь предвоенное время). Разработчики ссылались на объем работы и трудности с ячейками Excel. Экологам не хватило документации по части забора проб отходов, к тому же они нашли в проекте устаревшие документы, где учитывался еще участок термического обезвреживания отходов. С тех пор ситуация поменялась кардинально, ни о каком сжигании теперь речи не идет.

Общий тон выступлений, впрочем, был таков, словно критики «боялись спугнуть». Высказав все претензии, они неизменно подчеркивали свою радость от того, что дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки, и надежду на то, что проект-таки будет доведен до ума. Впрочем, не все.

«Это профанация, – заявил эколог Сергей Грибалев. – На общественные слушания должны приносить то же самое, что понесут потом на экспертизу. А нам показали полную опечаток и нестыковок документацию, которую теперь пообещали исправить. Я обращаюсь, в том числе, и к местным депутатам. Ведь это к вам пойдут жители, когда все станет совсем плохо».

Руководитель региональной петербургской экологической организации «Эковахта» Игорь Агафонов тоже не стеснялся в выражениях. «Мы здесь даем старт преступлению», – заявил он. Суть его позиции в том, что в Неву пойдет непроверенная вода. Ее тестируют на процент содержания только 38 конкретных веществ, хотя мы даже не представляем, что именно было изначально в этих смешанных отходах. «Нам это льют, мы пьем», – подчеркнул Агафонов.

К проекту можно будет 30 дней вносить замечания. Первоначальный вариант находился почти весь месяц в Тосненской районной администрации и несколько дней — в Никольском. В этот раз с ним хотели поступить так же, но руководству полигона напомнили, что оно не далее как час назад хвасталось новым сайтом, так что логично разместить документы именно там. После этого проект ждут экологическая и государственная экспертиза. В том числе, она проверит обоснованность сметы. Ранее «Фонтанка» писала о том, что комитет по природопользованию пока не закладывает дополнительных средств в бюджет 2018 года. Полигон уже два года не принимает отходы, при этом продолжает носить статус унитарного предприятия, убыточного по определению. Сейчас идет непростой процесс перевода его в категорию государственного бюджетного учреждения. Этот вопрос планируют утрясти ко второму чтению бюджета. К схеме финансирования полигона неоднократно возникали вопросы у контрольно-счетной палаты. В частности, речь идет о так и не достроенном с 90-х годов экспериментальном предприятии по переработке и захоронению промышленных токсичных отходов. Затраты составили порядка 1,5 млрд рублей, более половины этой суммы не представляется возможным отследить, так как нет никаких актов приемки работ.

Источник: «Фонтанка.ру» от 17 сентября 2017 года

 

 

25.09.2017
ЛИЦА ПЕТЕРБУРГА

Депутат Соловьев – выходец из порнобизнеса

 Бизнес-досье этого народного избранника выглядит, пожалуй, самым неожиданным. В его биографии присутствует легальное участие в порноиндустрии – он был бизнес-партнеров известно порномагната Сергея Пряннишникова. Все остальное свидетельствует о его стабильном, но скромном по депутатским меркам достатке.

ВЛАСТЬ

Детектив с тайными агентами

В Петербурге разворачивается очередной шпионский детектив, в центре которого всё то, что необходимо для жанра: продажные сотрудники спецслужб, преступные лидеры задержания и крупные суммы денег.

ОБЩЕСТВО

Африку лишили квадратных метров

Сергей Бугаев (Африка) обвиняет «инвалидов творческих специальностей», что те выгнали его из помещения, подаренного, можно сказать, самим президентом. Инвалиды уверяют, что это им, а не какому-то неизвестному Африке давали комнаты близ Эрмитажа.

БИЗНЕС

Кабель, которого нет

Журналисты пишут о том, что в Петербурге завершено расследование фантомного строительства энергомоста в Кронштадт. Бывший топ-менеджмент “Ленэнерго” признал, что выплатил почти 400 млн за обещания. Создается впечатление, что реальный ущерб бюджету так никто и не компенсирует.