РЕДАКЦИЯ

Информационный портал "Oglaskaspb.com" создан для информирования российского бизнес-сообщества. Мы можем придать широкой огласке Вашу частную историю в тех случаях, когда по каким-то причинам это не смогут сделать другие издания.

Мы привлечём к Вашей проблеме внимание журналистов и чиновников, что заставит Ваших оппонентов действовать в рамках правового поля.

Вы всегда можете обратиться к нам по электронной почте oglaskaspb12@gmail.com

 

НАШИ ГЕРОИ
ВСЕГДА С ВАМИ

Гвардейцы воюют, но проигрывают

Казармы лейб-гвардии Семеновского полка, простоявшие на Звенигородской улице 220 лет, могут исчезнуть с карты Петербурга. Минкульт считает, что проще их снести и воссоздать. Градозащита готовится к противостоянию и апеллирует к патриотизму Владимира Мединского. Инженеры доказывают — и не такое сохраняли.

 

Лейб-гвардии Семеновский готовится к последнему бою СПбО ВООПИиК

История с печально известным домом Рогова может вскоре повториться. Причем совсем недалеко от того пустого места, где он когда-то стоял: от Щербакова переулка до Звенигородской, 7, по Загородному и налево пятнадцать минут пешком. Правда, теперь в качестве инициатора выступает не бизнес. Эту функцию решило взять на себя государство.

Случай до странности похожий. Оба здания построены в одно и то же время. Как и дом Рогова, казармы (1798 – 1800, поздний классицизм, арх. Ф. И. Волков, Ф. И. Демерцов) не признаны памятником. Это просто «историческое здание», которое в случае необратимой аварийности, согласно закону, должно быть воссоздано в прежнем виде. Как и дом Рогова, казармы ранее были на учете в качестве вновь выявленного памятника (с 2001 года), но затем утратили этот статус. Дом Рогова в статусе памятника просуществовал с 2001 до 2010 года, потом этот статус сняли, затем суд его вернул, но в 2012 году, перед сносом, дом вновь вычеркнули из перечня объектов культурного наследия. Казармы же продержались в списке и того меньше. Позже их охранял собственный возраст (все-таки почти 220 лет), легендарное прошлое основанного еще Петром I Семеновского полка и петербургский 820-й закон о зонах охраны.

Как и домом Рогова, казармами решил заняться инвестор, но на этот раз — государственный: на Звенигородской строится вторая сцена Малого драматического театра, проект ведет Северо-Западная дирекция Минкульта (СЗД). В случае с домом Рогова, напомним, речь шла о частном проекте бизнес-центра от застройщика ООО «Вектор». В начале мая там наконец начались работы по воссозданию (проект выполнил архитектор Рафаэль Даянов и его бюро «Литейная часть – 91»). Место пустовало шесть лет, служило автопарковкой. Что касается казарм, то им, казалось, повезло больше: дом планировали укрепить и отреставрировать, чтобы сделать входной группой при новой сцене МДТ.

И наконец, как и в случае с домом Рогова, снос казарм может вылиться в грандиозный скандал. Градозащитники утверждают, что сносить якобы начнут уже в мае, в выходные дни. Именно в выходные, когда трудно застать на месте чиновников, могущих повлиять на ситуацию, снесли в свое время и дом Рогова. После чего устный запрет губернатора уничтожать дома в выходные и праздники был оформлен как решение городского правительства. Что, впрочем, не уберегло от последующих скандалов — дом на Ремесленной улице, 3, мешавший строительству моста через остров Серный, тоже был снесен в субботу, 26 августа 2017 года.

 

Концепция изменилась

Восьмого мая в судьбе старого дома на Звенигородской наступил решительный поворот. Как рассказал «Фонтанке» зампред петербургского ВООПИиК Александр Кононов, в этот день на совещании в СЗД глава дирекции Наталья Волынская якобы объявила, что снос — вопрос практически решенный, потому что таково решение министра культуры Владимира Мединского. Еще один участник этого совещания, инженер и геотехник Денис Чиж, гендиректор ООО «Бюро ГПИ», работавший на объекте, подтвердил, что так все и было. «Обсуждался вопрос сохранения лицевого флигеля. Замглавы СЗД Денис Колодко заявил, что здание находится в аварийном состоянии, есть два заключения об аварийности, – рассказал специалист. – К тому же оно не памятник, а значит, дешевле, рациональнее и быстрее его разобрать и воссоздать. Пояснил, что в существующем здании трудно выполнить планировку; мы возразили, что дом будет с неполным каркасом — внутри колонны, снаружи периметры стен, а значит, планировка может быть совершенно свободной. Потом он сказал, что заказчик хотел бы создать в подвале дома дополнительные парковочные места, их раньше не было в проекте. Мы ответили, что нет проблем, можем их разместить по требованию МДТ. И вот после этого Наталья Владимировна встала и рассказала, что встречалась в Калининграде с министром Владимиром Мединским, предъявила ему документы об аварийности и получила однозначный ответ: здание немедленно разобрать. Мы чуть не упали».

 

Казармы лейб-гвардии Семеновского полка

10 мая петербургский ВООПИиК распространил в СМИ открытое письмо Мединскому, в котором призвал не допустить сноса. Писали с умом, апеллируя к патриотическим чувствам чиновника, известного также и руководством в Российском военно-историческом обществе. «Готовится акт вандализма по отношению к историческому зданию, непосредственно связанному с военной историей России, с историей одного из самых известных её полков, основанного Петром Великим и стяжавшего славу, защищая Отечество на полях сражений», – говорится в документе, который кроме Кононова и координатора «Живого города» Юлии Минутиной-Лобановой подписал режиссер Александр Сокуров, зампред петербургского Совета по культурному наследию Михаил Мильчик и четыре депутата ЗакСа.

В СЗД, видимо, были удивлены столь громкой реакцией на совещание. Никакой вопрос о сносе на повестке не стоит и не обсуждается, о совещании 8 мая ничего не известно, рассказали «Фонтанке» в пресс-службе дирекции. Официальный ответ гласил: «Призываем журналистское сообщество и жителей Санкт-Петербурга руководствоваться фактами. Нам неизвестно целеполагание публикации о сносе здания». Однако уже через день концепция изменилась: вечером 11 мая на сайте Минкульта появилось вполне внятное заявление о возможности грядущей разборки и воссоздании исторических казарм.

«Как и предполагает проект строительства новой сцены МДТ, здание казарм станет частью театра. Однако в связи с ужасным состоянием постройки, которая, по сути, находится в руинированном состоянии, мы рассматриваем вариант разборки здания и его последующего воссоздания, — приводит Минкульт слова Натальи Волынской. – На сегодняшний день вопрос степени разборки существующего аварийного здания всесторонне прорабатывается специалистами с привлечением экспертов». Строение «несет на себе эстетическую и функциональную нагрузку в проекте», уверяют в министерстве, и в случае разборки будет восстановлено «в исторической архитектуре с использованием аутентичных материалов».

 

Сохранить нельзя воссоздать

В этой ситуации судьба старинных казарм решается в войне экспертиз и инженерных выкладок. В Минкульте говорят, что дом сохранить нельзя. «Более 10 лет назад, задолго до начала строительства, оно (здание. — Прим. ред.) было признано аварийным администрацией Адмиралтейского района Санкт-Петербурга, его предполагалось снести, – утверждает сайт ведомства. – Существующие деформации превышают предельно допустимые нормы, позволяющие вести речь о его безопасной эксплуатации». Как рассказывает Денис Чиж, на совещании 8 мая Наталья Волынская предлагала оставить кусок исторической кладки «под стеклом», для памяти, но понимания не нашла.

Градозащитники уверены, что дом можно восстановить без сноса и воссоздания. «Двухэтажную историческую казарму несложно сохранить, – уверяют они в своем письме. – Эксперты ВООПИиК уже несколько месяцев предлагают дирекции экономичные технические решения... позволяющие укрепить и сохранить фасадные стены здания, но в итоге они так и не были услышаны».

Речь в письме идет о технических решениях «Бюро ГПИ», которое возглавляет Денис Чиж. Геотехники вели инженерные изыскания и обследовали объект, а затем представляли в СЗД расчеты стоимости восстановления здания. «Отдельные фрагменты вызывают опасения, но нет оснований говорить, что дом самопроизвольно обрушится, – говорит эксперт. – В недопустимом состоянии — перемычки, в основном второго этажа, отдельные фрагменты поперечных стен, участок дворовой стены, которая обращена к строящейся сцене и получила сильные осадки в результате работ нулевого цикла. Но это не фатальные вещи, а результат небрежного, халатного отношения предыдущего подрядчика. Спасти здание элементарно: нужно провести подклинивание фрагментов перемычек. Это когда в трещину кладки вставляется распорный металлический клин. Потом происходит зачеканка — заполнение трещины цементно-песчаным раствором. Потом все разравнивается. И это дает устойчивость на очень продолжительное время».

Именно так в начале двухтысячных было спасено здание Андреевского рынка на Васильевском острове, рассказывает Чиж: «Мы принимали в этом участие. Была сохранена наружная галерея, хотя до того все говорили, что она аварийная и должна вот-вот обрушиться. Но она стоит до сих пор. Это тоже здание XVIII века».

Стоит отметить, что в Петербурге на данный момент, согласно перечням программы капремонта, сохранилось лишь около полутора сотен строений, датированных второй половиной XVIII века.

Так же, по его словам, восстанавливали по крупицам превращенную в руины усадьбу Дылицы в Елизаветино (Гатчинский район), которая сейчас представляет собой абсолютно живой памятник XIX века. Еще один такой проект «Бюро ГПИ» разработало для одного из зданий на углу Клинского проспекта и Бронницкой улицы, где нужно было усилить аварийные простенки. Но самым впечатляющим примером подобной реставрации инженер называет Братский корпус в Иверском Свято-Озерском монастыре на Валдае. «Сейчас это гостиница для паломников. А была похуже, чем Семеновские казармы, – вспоминает он. – Но не только сохранили подлинное здание, а еще и надстроили его одним этажом, в дереве. Это было в 2004 – 2005 годах. Работы вело ООО «БСК-ПГС» под руководством Новгородской епархии».

Как полагает инженер, воссоздать здание в аутентичных материалах не получится — строить его из кирпича заново в два раза дороже, чем укреплять по вышеописанной методике. «Значит, сделают из бетона, а снаружи стилизуют под кирпич, – уверен он. – Объективно говоря, предыдущий и настоящий подрядчики на объекте намеренно спровоцировали данную ситуацию. Между тем в усиление этого здания уже вложено не менее 3 – 4 миллионов. Что касается наших предложений, то в СЗД нам задали очень жесткие условия по бюджету, в который мы должны были уложиться. У них была отдельная статья именно на это старое здание: сначала речь шла о 120 миллионах, потом смету скостили до 60 млн. Но мы и в эту сумму смогли уложиться, представили им соответствующий расчет работ по восстановлению. Я сам его перерабатывал, а замглавы дирекции Денис Колодко корректировал. Но восьмого мая мы получили немотивированный отказ. Без всяких аргументов заявили, что «разговаривать ни о чем не будем».

 

Справка:

История строительства второй сцены МДТ и без этого скандала небезоблачна. Проект разработала студия Михаила Мамошина. Первый контракт на строительство СЗД заключила в конце 2015 года — с компанией «СтройСоюз СВ». Однако через год расторгла его в связи с отставанием от графика работ. При этом заказчик решил взыскать 194,5 млн рублей неотработанного аванса и 14,9 млн неустоек и штрафов. Подрядчик, в свою очередь, подал встречный иск: компания потребовала признать недействительным решение о разрыве контракта, принять работы на 189 млн рублей, а также решила взыскать порядка миллиарда рублей расходов, связанных с выполнением контракта. В итоге арбитраж в июне 2017 года отказал дирекции в иске в полном объеме, а встречный иск компании удовлетворил частично: постановил взыскать с заказчика 70,5 млн рублей (банковская гарантия подрядчика и заработная плата), обязал дирекцию принять работы на 189 млн рублей, а также взыскал пошлину в 200 000 рублей.

В марте 2017 года контракт на строительство выиграла компания Бориса Ротенберга «Трансепт Групп» – бывшее строительное подразделение обанкроченной «Интарсии», приобретенное Ротенбергом в 2013 году. Цена контракта осталась прежней — 2,1 млрд рублей.

Источник: «Фонтанка.ру» от 13 мая 2018 года

 

 

21.05.2018
ЛИЦА ПЕТЕРБУРГА

Депутат Соловьев – выходец из порнобизнеса

 Бизнес-досье этого народного избранника выглядит, пожалуй, самым неожиданным. В его биографии присутствует легальное участие в порноиндустрии – он был бизнес-партнеров известно порномагната Сергея Пряннишникова. Все остальное свидетельствует о его стабильном, но скромном по депутатским меркам достатке.

ВЛАСТЬ

Детектив с тайными агентами

В Петербурге разворачивается очередной шпионский детектив, в центре которого всё то, что необходимо для жанра: продажные сотрудники спецслужб, преступные лидеры задержания и крупные суммы денег.

ОБЩЕСТВО

Снова о «смерти» Бабченко

Гражданин Украины Пивоварник, которого предполагаемый организатор покушения на Аркадия Бабченко Борис Герман называет заказчиком теракта и ответственным за «организацию беспорядков и военного переворота», действительно может быть связан с российским фондом, правда, не с «фондом Путина». «Фонтанка» нашла его попутчика, который сначала от Пивоварника отрекся, а потом вспомнил. Но лишь как о бизнес-контакте.

БИЗНЕС

Педофильный заказ или чекистская комбинация?

Задержанный за взятку в полмиллиона евро петербургский следователь Игорь Левченко возглавил журналистский рейтинг взяткодателей – в 2017 году на большем не попадался никто. Авторы публикаций ошиблись лишь в одном: следователь Левченко зарвался в своём неуёмном желании наживы на заказном уголовном деле.