EDITORIAL

Information portal "Oglaskaspb.com" is designed to informing the business community. We can give wide publicity to your story in case other publications are not able to do this on some reasons.

We will bring attention of journalists and officials to your issue that will make your opponents act within the legal field.

You can always contact us via email: oglaskaspb12@gmail.com

OUR HEROES
ВСЕГДА С ВАМИ

Дело о четырех миллионах

Бывшая совладелица миллиардного бизнеса Лариса Кузнецова и петербургский консультант Александр Гайдуков обвиняются полицейским следствием Московского района Санкт-Петербурга в мошенничестве. Дескать, вывели из компании «Специальные технологии» четыре миллиона рублей и распорядились по своему усмотрению. Особое внимание средства массовой информации уделяют фигуре Александра Гайдукова, вырастающей у некоторых авторов до масштабов легендарного Голиафа. Так давайте вспомним, как «Голиаф» оказался в «деле о четырех миллионах».

 

 

Конфликт

Начать придётся издалека. В самом конце 2014 года возник конфликт между двумя совладельцами петербургской компании «Специальные технологии» - генеральным директором Михаилом Серовым и главным бухгалтером Ларисой Кузнецовой. Тому предшествовали вещи весьма нетривиальные: Михаил Серов оказался в центре скандального уголовного дела, в рамках которого саратовские следователи обвинили его в многочисленных эпизодах педофилии. Бизнесмен был объявлен в федеральный, а затем и в международный розыск.

5 октября 2014 года Серову удалось с помощью таинственных личностей с весомыми удостоверениями дематериализоваться из аэропорта Шереметьево, прямо из-под носа пытавшихся задержать его саратовских оперативников МВД. Он, по словам Ларисы Кузнецовой, объяснил, что их компания подверглась рейдерской атаке злоумышленников, и потребовал перевести пару миллиардов рублей со счетов «Специальных технологий» на счет подконтрольной его доверенному лицу фирмы. Когда главный бухгалтер отвергла эти требования, опальный директор перешел к угрозам.

Опасность рейдерского захвата бизнеса и исчезновение партнёра-директора побудили Ларису Кузнецову обратиться к Александру Гайдукову. Ее беспокоили личная безопасность и благополучие компании.

Главное содержание деятельности «Специальных технологий» составляло создание программ и оборудования для обеспечения безопасности участников информационных процессов. Среди постоянных заказчиков были не только крупнейшие российские фирмы (такие, например, как «Мегафон»), но и государственные структуры. В том числе ФСБ и МВД. Иными словами, «Специальные технологии» имели прямое отношение к обеспечению безопасности нашего государства.

Лариса Кузнецова обратилась к Александру Гайдукову не только потому, что офисы их компаний находились на одном этаже в двадцати метрах друг от друга. И не только потому, что бывший чекист Александр Гайдуков хорошо знал другого бывшего чекиста - рано ушедшего из жизни мужа Кузнецовой, который, кстати, и создал компанию «Специальные технологии».

Напомним, в момент начала описываемого корпоративного конфликта на счету «Специальных технологий» числилось около двух миллиардов рублей. В работе было несколько ответственных заказов. Директор компании находился (и продолжает находиться) в розыске, в связи с чем петербургский и московский офисы стали объектами частых посещений саратовских оперативников и следователей. Нужно было обеспечить бесперебойную работу предприятия, безопасность Ларисы Кузнецовой, разобраться с таинственными рейдерами (которые, как следовало со слов Серова, хотели захватить бизнес, воспользовавшись его преследованием в рамках уголовного дела о педофилии), а так же сохранить контроль Михаила Серова и Ларисы Кузнецовой над их бизнесом. Этим и занялся Александр Гайдуков.

 

Сколько стоит профессионал

Гайдуков на протяжении пятнадцати лет не раз участвовал в качестве консультанта в разрешении сложных хозяйственных конфликтов. И не только внутрикорпоративных. Еще в конце девяностых ему пришлось отстаивать интересы «Ленинградского фарфорового завода» в борьбе с международными финансовыми спекулянтами. Он не раз оказывал поддержку зарубежным инвесторам и российским предпринимателям. Их известные имена и названия и сегодня свидетельствуют о том, что уровень квалификации и качество предоставляемых компанией Александра Гайдукова услуг не вызывали у них сомнений, также, как и деловая репутация руководителя. Вместе с ним всегда работали опытные юристы, адвокаты, выходцы из силовых структур. В основе работы лежали закон и право.

В результате исполнения обязательств по договору, была обеспечена личная безопасность Ларисы Кузнецовой, предприняты усилия по защите самого предприятия, проанализированы возможные угрозы рейдерского захвата. Достаточно быстро консультанты поняли, что мифические рейдеры – всего лишь уловка Михаила Серова, который, очевидно, не решился рассказать партнёрше об истинных причинах своего исчезновения и источнике потенциальных проблем для их общего бизнеса. Выявленные обстоятельства потребовали уточнения со стороны Ларисы Кузнецовой задач, сформулированных перед Александром Гайдуковым. Стало необходимым оценить репутационные риски и найти пути их минимизации для бизнеса, работающего на безопасность страны. Осуществлялись юридическая и адвокатская поддержка. Предпринимались шаги для того, чтобы привлечь к разрешению проблемы, безусловно, заинтересованных в этом заказчиков. В частности, Ларисе Кузнецовой организовали встречу с представителем заказчика из ФСБ России.

Срок действия договора, подписанного Кузнецовой от имени «Специальных технологий» с консалтинговой компанией Александра Гайдукова, истёк 31 декабря 2014 года, поскольку окончился срок её доверенности на представление интересов своего предприятия.

4 млн рублей за 3 неполных месяца работы консультантов - много или мало? Вокруг нас давно кипит рыночная экономика, устанавливающая простое правило определения цены услуги – «цена есть продукт непротивления сторон» - предполагающее: две частные компании имеют полное право устанавливать такую договорную цену на услуги и товары, которую посчитают для себя приемлемой.

 

Ветряные мельницы

Договор был исполнен, но проблема осталась, и Александр Гайдуков продолжил консультировать Ларису Кузнецову частным порядком.

Директор и совладелец «Специальных технологий» - в розыске по обвинению в педофилии. Как это могло сказаться на работе компании? Ведь её заказчиками выступали многие субъекты оперативно-розыскной деятельности в РФ. Один из приездов саратовских полицейских чуть не окончился «выносом» нескольких компьютеров только потому, что сотрудники «Специальных технологий», работавшие на них, занимались укрывательством преступлений, совершённых Михаилом Серовым.

Стало очевидным, что необходимо отделить проблему уголовного преследования Михаила Серова от собственно бизнеса «Специальных технологий». Единственное возможное решение – формально снять Серова с должности руководителя компании, сохранив возможность управлять ею фактически, по усмотрению главного заказчика.

Встреча 2 января 2015 года с представителем ФСБ в Москве вселила в Ларису Кузнецову надежду на скорейшее решение проблемы. Дальнейшее развитие событий показало, что надежда оказалась тщетной. То ли она не смогла чётко донести свой план до генерала, то ли опытный чекист не понял его смысл. Возможно, конечно, и третье объяснение – генерал оказался не субъектным в той ситуации, т.е. не он принимал решения и, даже, не имел возможности влиять на эти решения…

Так или иначе, а 12 января 2015 года сторонники Михаила Серова предприняли попытку захвата петербургского офиса «Специальных технологий». Захват не удался, но ситуация вышла в публичное пространство, добавив проблем и Кузнецовой, и тем субъектным, кто санкционировал и организовывал эту «супероперацЫю».

Затем было и обращение Ларисы Кузнецовой к директору ФСБ РФ, и назначение себя директором, и кража сотрудниками «Специальных технологий» 63-х дисков с компьютеров компании, парализовавшая её работу, и попытка Кузнецовой заместить вакантную должность заместителя директора «Специальных технологий» только что уволившимся со службы в питерском управлении ФСБ полковником. Всё это начинало напоминать борьбу известного литературного героя с ветряными мельницами.

Когда Лариса Кузнецова поняла, что все попытки разрешить цивилизованным путем конфликт в компании «Специальные технологии» ни к чему не приведут, она решила уйти. Напомним, ей принадлежали 49% долей ООО. Она вышла из состава участников, сложила с себя полномочия главного бухгалтера и директора, которые пыталась исполнять после объявления в международный розыск обвиняемого в педофилии Михаила Серова.

 

Фронт за линией совести

Затем Лариса Кузнецова подала в арбитражный суд иск к компании «Специальные технологии» о взыскании действительной стоимости её доли на сумму около 1.5 млрд рублей. Работа адвокатов координировалась Александром Гайдуковым и после его вынужденного отъезда за границу в октябре 2015 года. Только через 2.5 года арбитражный суд удовлетворил ее законное требование, и теперь «Специальные технологии» должны ей 1.2 млрд рублей. Точнее – господин Серов.

Впрочем, он ли?

Таинственным образом, будучи в розыске, Михаил Серов умудрился в конце декабря 2014 года в очередной раз переоформить свою долю в бизнесе на отца, в дальнейшем назначив подконтрольного себе директора. Он совершил манёвр, похожий на тот, что пыталась выполнить сама Лариса Кузнецова в январе 2015-го - разница в том, что действия Кузнецовой не посягали на имущественные интересы её партнёра. А затем из компании были выведены деньги и активы, после чего она получила новое название, став «Орионом».

Ответим: да, точно, Михаил Иванович Серов. Ведь, даже неискушённый в шпионских детективах читатель не станет наивно полагать, что 74-летний отец антигероя этой публикации в силу неожиданно проснувшейся в нём коммерческой жилки стал не только совладельцем «Спецтехнологий-Ориона», но и учредителем зарегистрированного в Москве в 2015 году ООО «Специальные технологии», «отжав», так сказать, у своего сынка бизнес!

Выплачивать Ларисе Кузнецовой определенные судом 1.2 млрд рублей фактический владелец «Спецтехнологий – Ориона» не желал. И после вступления в силу решения арбитражного суда в конце 2017 года о взыскании этих денег, начинается тривиальное давление на Кузнецову с целью заставить ее отказаться от причитающейся суммы. Частью давления и стало «дело о четырех миллионах».

У Серова был выбор. Он мог заключить с Кузнецовой договор цессии на 3-е лицо, выплатив ей 117 млн рублей – на что она была согласна. Кстати, те самые 117 млн, за вывод которых в 2016 году она получила 3.5 года колонии. Но Серов предпочел заплатить 300 тыс евро взятки за фабрикование уголовного дела в отношении Кузнецовой и Гайдукова. Ведь уголовное дело №537651 старший следователь УМВД по Московскому району Петербурга майор юстиции Игорь Левченко возбудил через 2 недели после печального для Михаила Серова решения кассации. Согласитесь, второй вариант выглядел, во-первых, менее затратным, а, во-вторых, дающим возможность Серову реализовать свою угрозу в отношении бывшей партнёрши по бизнесу. Угрозу её уничтожения - как минимум, морально-психологического и материального…

Осуществляя выемку документов в принадлежащей Александру Гайдукову компании «НС Информ Консалтинг», правоохранители, видимо, рассчитывали обнаружить следы «обналички» 4-х млн рублей. Ведь следствие настаивает: договор – фиктивный и четырьмя миллионами воспользовались Кузнецова и Гайдуков – совместно. Ну, что же, давайте забудем на время, что дело – сфабриковано по заказу и представим, что компания «Орион», ставшая потерпевшим по данному делу, действительно, убеждена, будто 4 млн рублей были уплачены ни за что. Так что же не обратились с претензией к Гайдукову? Не пошли в арбитражный суд? Ведь это же типичный спор хозяйствующих субъектов.

Почему не пошли? Потому что в самом крайнем случае арбитражный суд обязал бы одну из сторон вернуть часть денег другой. А нужно-то было иное. Необходим рычаг давления на Ларису Кузнецову, которую всеми правдами и неправдами пытаются заставить отказаться от упомянутых выше полутора миллиардов. И рычаг давления на Александра Гайдукова, который продолжает оказывать ей поддержку.

Но следов обналички 4-х миллионов не нашли. Для директора и владельца Гайдукова консалтинговая компания всегда была священной коровой, и никаких «шалостей» с нею он не допускал. Таким образом, следователь Левченко оказался в июле 2017 года в некотором затруднении: ведь, по логике (и Закону), следствию требовалось доказывать, что «похищенными» деньгами Кузнецова распорядилась в своих корыстных интересах. Не получилось. Возможно, поэтому, помимо полученных ранее 300000 евро, Игорю Левченко понадобились дополнительные «аргументы» и 14 декабря 2017 года он стал печально «знаменитым», на всю страну.

 

Хождение по мукам

Следователь УМВД по Московскому району Петербурга Игорь Левченко стал абсолютным рекордсменом 2017 года, когда умудрился потребовать у руководителя «Специальных технологий» Алексея Алексеева полмиллиона евро только за то, чтобы передать расследованное им «дело о 4-х миллионах» в суд. Во-первых, сумма взятки была не сравнима ни с чем, во-вторых, никакому другому российскому следователю до сих пор не приходила в голову мысль вымогать деньги за то, чего он и так не может не сделать – ну как он не передаст в суд расследованное дело? Как он объяснит такое начальству? Как отчитается перед прокуратурой? Но следователь Левченко отлично знал, что дело заказное, и не видел причины не заработать на нем еще разок – но оскандалился.

Лариса Кузнецова от этого тоже пострадала. Система не любит выносить сор из избы и не прощает тем, кто этому способствует. Попадание недорасследованного Игорем Левченко уголовного дела в Московский районный суд грозило ей дополнительными проблемами в виде новых мер пресечения, оставляло наедине с вымогателями в условиях СИЗО и обрекало положиться на беспристрастность Московского районного суда Санкт-Петербурга. Адвокатам бывшей совладелицы «Специальных технологий» пришлось изрядно потрудиться, чтобы перенести рассмотрение дела по существу в суд другого района по месту расположения банка, в котором Лариса Кузнецова осуществила незаконные, по версии следствия, платежи. Ведь следственный аппарат и суд одного района находятся, так сказать, в одном информационном пространстве, где все друг друга знают и поддерживают. И это «информационное пространство» ни за что не простило бы женщине ореол скандальности, который из-за ее дела приобрел следственный аппарат местной полиции.

Дело передали в Смольнинский суд Центрального района Петербурга, где судья Алла Тяжлова подошла к нему с точки зрения здравой юриспруденции. Она констатировала, что в материалах уголовного дела в отношении Ларисы Кузнецовой отсутствует главное — доказательства использования ею четырех миллионов рублей, которые, по версии следствия, она похитила у ООО «Специальные технологии», в собственных корыстных целях. Из материалов дела видно, как деньги поступили на счет «НС Информ Консалтинг», но нет никаких подтверждений того, чтобы Лариса Кузнецова ими пыталась воспользоваться. Таким образом, непонятен её мотив в совершении инкриминируемого преступления — получается, что Кузнецова не завладела похищенными, по мнению следствия, деньгами. А без этого нет законченного состава мошенничества.

Кроме того, судья Тяжлова обратила внимание на еще одно процессуальное несоответствие. В материалах дела отсутствуют указания на процессуальную судьбу второго фигуранта, Александра Гайдукова, хотя из фабулы обвинения следует, будто Кузнецова совершила данное преступление вместе с ним. С точки зрения уголовно-процессуального законодательства, это недопустимо.

Судья вынесла решение о возврате дела прокурору Московского района, а женщина тем временем продолжала находиться в следственном изоляторе, причем, на абсолютно непонятных основаниях. Срок по приговору Московского районного суда заканчивался у нее 23 марта 2019 года. Но после появления федерального закона № 186 от 3 июля 2018 года время, проведенное осужденными в следственных изоляторах, засчитывается по принципу «сутки за полтора». До вступления своего приговора в законную силу Лариса Кузнецова провела в петербургском СИЗО 356 дней, что в соответствии с новым законом соответствует 534 дням отбывания наказания. Поэтому реальный срок у нее должен был закончиться 26 сентября 2018 года, о чем 24 декабря этого года даже вынес постановление Калининский районный суд Петербурга.

Возникает вопрос: на каком основании женщина находилась в следственном изоляторе с 27 сентября 2018 года до 10 января 2019-го, когда ее отпустили на свободу? В рамках «дела о четырех миллионах», из-за которого ее этапировали из владимирской колонии в питерский СИЗО, связанная с ограничением свободы мера пресечения ей не избиралась.

 

Черный PR и говорящие головы

Уже более четырёх лет тянется эта история, и почти все четыре года информационное поле вокруг неё то затухает, то озаряется новыми всполохами информационных выстрелов и взрывов. Если провести в хронологическом порядке их контентный анализ, несложно определить конечных бенефициаров тех или иных публикаций. Полагаем, все информационные материалы можно разделить на 3 группы:

- независимые, в которых авторы, в силу своих профессиональных кондиций, старались освещать события и обстоятельства непредвзято;

- «прокузнецовские» - наиболее информационно насыщенные фактологическим материалом, представляющие читателям свой взгляд и трактовку взаимосвязей в описываемых событиях;

- «просеровские» - в изобилии насыщенные враньём, передёргиваниями фактов, их искажениями и откровенной дезинформацией.

Не будем перечислять издания, опубликовавшие на своих ресурсах материалы первой группы, предоставив читателям самим определять их.

Вторая группа размещена исключительно на двух ресурсах: "Специальные технологии Михаила Серова" и "Огласка", первый из которых собственно и был создан для освещения этой истории. Второй, в основном, дублирует материалы, размещённые на первом.

Для пытливого читателя-исследователя наибольший интерес представляют материалы третьей группы. Они не объединены по месту размещения, у них разные авторы. Но как раз авторство, в первую очередь, и привлекает к этим материалам внимание. Во вторую – ресурсы, разместившие эти откровенно одиозные опусы. Приведём ссылки на наиболее яркие из них:

 

«Момент истины»: Как травили Серова 

Очень «трогательная» версия событий в изложении известного в России автора и телеведущего собственных некогда популярных программ Андрея Караулова не оставляет и тени сомнений в невиновности Михаила Серова. Действительно, видимо, благодаря вашим, Андрей Викторович, усилиям в июне 2015 года СК РФ знакомился с материалами уголовного дела, но обоснованность его возбуждения не вызвала у московских следователей никаких сомнений. В 2016 году по уголовному делу о педофилии с шестью потерпевшими и более чем 20 доказанными эпизодами, Саратовским судом были вынесены обвинительные приговоры сутенёршам, поставлявшим маленьких девочек Михаилу Серову. Ваша версия, изложенная и транслированная на всю страну - ложь, замешанная на крупицах правды. Совесть, конечно, категория не рыночная, но хотелось бы взглянуть в глаза господину Караулову и спросить: Андрей Викторович, она вас не мучает?

 

«Россия 24»: Второе покушение за 2 года: в Киргизии пытались взорвать бизнесмена Александра Гайдукова

Казалось бы, очень оперативно, непредвзято и объективно о ЧП, произошедшем в далёком Кыргызстане, если бы не последняя фраза комментатора о «ширме для перепродажи оружия» с непроверяемой ссылкой на некие киргизские СМИ. Заметим, ни 10 августа 2018 года, когда вышел в эфир этот сюжет на канале «Россия 24», ни после ЧП, ни одно СМИ в Кыргызстане не опубликовало ни слова о «ширмах» или «перепродаже оружия». Всего лишь одна фраза, но сюжет заиграл новыми яркими красками. Послевкусие – как в старом анекдоте: «то ли он украл, то ли у него украли…». Цель – компрометация Гайдукова – достигнута.

 

«Новые известия»: Игра в жертву? Что стоит за покушением на питерского бизнесмена Гайдукова

Если «Новые известия» ничего не напутали и дословно процитировали слова мало кому известного адвоката, то изложенная ими ложь и предположения о том, «что-и-как-могло-бы-быть», становятся хорошей подложкой для теоретизирований известного и авторитетного генерала ФСБ Александра Михайлова, чьи суждения на заданную тему воспринимаются читателем как вполне себе экспертное мнение, несомненно, заслуживающее внимания. Результат, которого добивался автор, очевиден: опять компрометация. Александр Гайдуков –«мошенник, устроивший инсценировки покушений на себя любимого».

 

Олег Лурье: «Полмиллиона евро для следователя!» — сказала судья

Словам известного независимого журналиста, автора ряда громких с политическим аспектом разоблачений, актуальных публикаций не только в ведущих российских изданиях, но и в зарубежных, таких как «U.S. News&WorldReport», «CorrieredellaSera», участвующего в качестве эксперта в популярных телепрограммах, как минимум 7 ведущих российских телеканалов (уф!) вообще хочется верить сразу и насмерть! Но любому погружённому в материал читателю начинает резать глаза беспардонное жонглирование причинно-следственными связями и подтасовка фактов. Следуя стилистике статьи, хочется порекомендовать независимому автору тщательнее выбирать подельников при подготовке такого рода публикаций. Исключительно из уважения к Олегу Анатольевичу подскажем: петербургский апелляционный суд отменил постановление о розыске Александра Гайдукова, признав его «необоснованным и незаконным» 24 июля 2018 года, а взрыв около офиса в Бишкеке произошёл 10 августа того же года. Есть разница? Кстати, вторым пунктом своего решения апелляционный суд предписал следственному органу устранить выявленные судом нарушения (Закона!). Проще говоря, отмена постановления о розыске должна была повлечь за собой отмену постановления о выделении материалов в отношении Гайдукова в отдельное уголовное производство и приобщение выделенных ранее материалов обратно, к «делу о четырех миллионах». Но это рушило «творческий» замысел следователя Шиховцева (сменившего попавшегося на скандальной взятке Левченко). Ведь именно в выделенном уголовном деле были спрятаны показания Александра Гайдукова об обстоятельствах заключения и исполнения договора с ООО «Специальные технологии», приобщённые к общему уголовному делу 16 апреля 2018 года. В деле Ларисы Кузнецовой, переданном в Московский районный суд, показания Александра Гайдукова отсутствуют. Решение суда об устранении нарушений следственным органом не исполнено.

 

«Экстренный вызов 112»: Бизнесмен пытается вернуть 170 млн рублей, которые похитила бухгалтер фирмы

При патологическом увлечении многих наших соотечественников телевизионными откровениями выбор источника подачи дезинформации, ставящей факты с ног на голову, безошибочен. Кто, посмотрев сюжет о «несчастном» предпринимателе Алексее Алексееве, будет разбираться в подлинности изложенного материала? Хотя, на наш взгляд, авторы этого сюжета подошли к его подготовке непрофессионально, как-то наспех, его не спасает даже «говорящая голова» в образе Олега Анатольевича Лурье. Коллеги, вы хоть поинтересовались бы, кто и зачем вам подсовывает туфту?! Пресловутые 117 млн рублей были возвращены ООО «Специальные технологии» ещё в сентябре 2015 года, Лариса Кузнецова возместила тогда ущерб потерпевшей стороне полностью, что было учтено судом при вынесении решения о мере её наказания.

И ещё нам кажется непростительной ошибкой вашей редакции заниматься популяризацией совершения особо тяжких преступлений. Ведь признания бывшего сотрудника ФСБ РФ Алексея Алексеева в даче взятки должностному лицу в особо крупном размере (300000 евро) подлежат не только уголовному преследованию, но и общественному порицанию. Кстати, а почему вы не задумались о причинах, побудивших заместителя разыскиваемого по обвинению в педофилии Михаила Серова дать по делу «о четырёх миллионах рублей» взятку, в 6 раз превышающую якобы нанесённый ущерб? Ответ на такой вопрос мог бы стать отличным материалом о цинизме конкретных «правоохранителей», разоблачающим воровство и коррупцию в структурах, которые должны бороться с этими уродливыми явлениями.

 

Итак, что объединяет приведённые выше материалы, на какие обстоятельства мы хотим обратить внимание читателей?

Прежде всего, к упомянутым ресурсам и лицам практически невозможно обратиться просто так, с улицы. Даже если вы получите доступ к их телам и редакторам, 99% на то, что они не станут тратить своё личное и эфирное время на столь неинтересную историю про осуждённую один раз и обвиняемую дважды Ларису Кузнецову, обвиняемого «самострела» Александра Гайдукова и безуспешно разыскиваемого Михаила Серова. Если, конечно, вы не предложите нечто «убийственное» с точки зрения профессионального журналиста. Например, историю с фактами и фамилиями про некоего педофила, которого прячут коррумпированные сотрудники спецслужбы, его бывшую партнёршу по бизнесу, профинансировавшую секретную операцию той же спецслужбы, и некоего консультанта, выполнявшего деликатные поручения всё той же спецслужбы. Ну или ещё что-нибудь, не менее фантастическое.

Так ведь нет! Упомянутые авторы пишут о другом. Сознательно или невольно формируя на глазах целевой аудитории если не прощение, то сочувствие к преступникам вроде Михаила Серова и Алексея Алексеева, одновременно дискредитируя людей, действительно достойных сочувствия или уважения.

Но кто может сделать так, чтобы эти авторы, эксперты, в общем-то, наверняка совестливые люди, и даже целые телевизионные каналы, как по мановению волшебной палочки, превращались в мальчиков с дудочками, играющими под флагами «информационной свободы» злые мотивы, одурманивающие сознание не только обычных граждан, но и служителей Фемиды, сотрудников Прокуратуры, МВД и СК?

 

Дырявый плащ & тупой кинжал

У нас есть версия, дающая ответ на этот вопрос. И она, увы, не конспирологическая. Слишком много и часто, чтобы оказаться случайностью, в данной истории появлялись фамилии действующих сотрудников Федеральной службы безопасности России.

5 октября 2014 года вместе с Михаилом Серовым тем же рейсом из Шереметьево собирались вылетать питерские сотрудники ФСБ Горбунов и Соколов.И московские – Бибичев и Фаломеев. Кто-то из них принял деятельное участие в воспрепятствовании задержанию Серова.

12 января 2015 года на штурм офиса «Специальных технологий» в Санкт-Петербурге с шуруповёртами наперевес шли бойцы охранной организации «Каскад», фактическим владельцем которой считают высокопоставленного московского чекиста Мартынова. Возглавлял тогда «супероперацЫю» питерский чекист Петров, легально совмещавший службу Родине с работой в «Каскаде».

К краже жёстких дисков из «Специальных технологий» в феврале 2015 года имел непосредственное отношение уже упоминавшийся выше питерский чекист Горбунов.

В 2017 году в разрешении конфликта «Серов-Кузнецова» пытался принимать деятельное, но, увы, бестолковое участие московский чекист Губайдуллин.

В 2017-18 годах за фабрикацией и педалированием следственных мероприятий по «делу о 4-х миллионах» маячит фигура чекиста Гуренкова, который помимо службы в питерском СЭБе ФСБ тоже успел отметиться «контрразведывательной» работой в «Каскаде».

Даже причиной отъезда Александра Гайдукова из России в октябре 2015 года является информация, прозвучавшая на встрече с его близким другом из уст питерского чекиста…

Мы могли бы продолжить список сотрудников организации, призванной обеспечивать безопасность нашей страны, поучаствовавших в этой грязной истории на стороне несомненного Зла. Но не считаем обличение беспринципных (чтобы не сказать преступных) подручных от госбезопасности, целью этой публикации. Хотя их количество в четырёхлетней эпопее зашкаливает. Ими, всё-таки, должна заниматься собственная безопасность ФСБ РФ, невзирая на звёзды и звания. Мы просто предлагаем свой вариант ответа на вопрос, сформулированный в конце предыдущего параграфа: «Кто?»

 

Постскриптум

Итак, возбуждается уголовное дело, чтобы не платить долги. Это понятно всем: и следователям, и судьям, и нам, грешным. Отлично понимают это в компании «Орион» (бывшие «Специальные технологии») ибо мы не склонны считать ни её многочисленных номинальных директоров, ни адвокатов наивными дурашками, ни за что получающими хорошие гонорары.

Основной бенефициар всей истории с «делом о четырех миллионах» – объявленный в международный розыск человек, обвиняемый в педофилии. За время, пока он скрывается от следствия, завершен судебный процесс, на котором осуждены сутенерши, поставлявшие ему девочек. Но сам Серов недосягаем для правоохранителей, ему помогают те, кто должен обеспечивать нашу безопасность. Помогают пересекать границы по поддельным документам, жить в Москве, заниматься бизнесом, преступать Закон, сводя счёты с бывшей партнёршей, и пользоваться заработанным для подкупа следователей.

Скажете, дурно пахнет? И будете правы. Но в нашей стране уже сформировалась новая, параллельная культура, выросло много людей, для которых «деньги не пахнут». Они ностальгируют по 90-м, им кажется, что уж они-то развернулись бы тогда, сколотили бы состояния. Они считают достойным носить на руке часы, стоимостью в пару-тройку официальных годовых зарплат. Им кажется нормальным отнимать чужое, чтобы жить в дорогих домах в России и иметь виллы за границей. Они готовы отправить в тюрьму любого, если это принесет им «бабло». И так же спасать от тюрьмы, если за это платится звонкой монетой. Они, прикрываясь заботой о безопасности государства, давно монитизировали свои оперативные возможности, наплевав и забыв, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, а человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Они забыли или не знали, что соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина России - обязанность государства, а значит и их. Такие господа используют государство и право как средства для своих заработков. А люди для них - расходный материал. Именно эта публика стоит за делом о четырех миллионах.

В конце трагичных и тяжёлых для нашей Родины 30-х годов прошлого века Лаврентию Павловичу Берии удалось мотивировать осуждённых на самоотверженный труд во благо государства в пресловутых «шарашках». Что мешает нынешнему руководству ФСБ РФ взять на вооружение этот исторический опыт в данном конкретном случае? Не препятствуя совершению правосудия в отношении Серова, дождаться судебного решения в отношении обвиняемого в педофилии и, создав с помощью органов юстиции необходимые и достаточные условия для его плодотворной работы в местах лишения свободы, продолжать обеспечивать безопасность государства легально используя компетенции Серова – чем не выход?

14.01.2019
ЛИЦА ПЕТЕРБУРГА

Депутат Соловьев – выходец из порнобизнеса

 Бизнес-досье этого народного избранника выглядит, пожалуй, самым неожиданным. В его биографии присутствует легальное участие в порноиндустрии – он был бизнес-партнеров известно порномагната Сергея Пряннишникова. Все остальное свидетельствует о его стабильном, но скромном по депутатским меркам достатке.

AUTHORITY

Несостоявшийся кандидат в губернаторы Санкт-Петербурга хочет установить родственную связь с Гитлером?

Бывший уполномоченный по правам человека в Петербурге и экс-депутат городского законодательного собрания Игорь Михайлов претендует на наследство умершего офицера, используя сомнительные документы и лжесвидетелей. Об этом рассказывает участник судебного процесса адвокат Сергей Сомов.

SOCIETY

В Петербурге произошло самое шокирующее за последние годы убийство

По подозрению в убийстве Ещенко задержан 63-летний доцент СПбГУ Олег Соколов. Пока он лежал на больничной койке с переохлаждением после купания в Мойке, с ним успели коротко побеседовать следователи. Отпираться кавалер ордена Почетного легиона не стал и сознался, что с бывшей студенткой его связывают отношения отнюдь не только профессиональные.

BUISNESS

Морские лоцманы пожаловались на Росморпорт прокурору

ФГУП «Росморпорт» издал ряд документов, ухудшающих условия организации и оплаты труда лоцманов и грубо нарушающих российское трудовое законодательство и приказы Минтранса. Профсоюзная организация «Морские лоцманы Санкт-Петербурга» обратилась с жалобой в транспортную прокуратуру и Государственную инспекцию труда. Сотрудники последней передали редакции полный текст документа, где подробно описаны допущенные Росморпортом нарушения.